23:32 

Питер, детали

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
04:02 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
лесмис фандом превращает меня в говорливое чмо: я хотела маленький драббл а потом ОП ДВА КОСАРЯ СЛОВ
посвящается накурившим идею соечке и баклажану, а еще фейи упал с реи за превращение меня во флаффное желе

вместо предисловия:
я фапаю на фики монпарнасса, читаю их и думаю "ну какие же клевые, с такими охрененными деталями, в меру циничные, надо бы тоже совершенствоваться"
а потом иду и пишу это
восьмилетняя девочка на розовом единороге
ну ладно, сам себя не откомфортишь - никто не откомфортит
и да, все мы вышли из правдоруба и фандомных сходок


Анжольрас, Грантер, попойка, экзамены и гитара

@темы: les mis, фикло, Я НЕНАВИЖУ ЭТОТ ФАНДОМ

21:50 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
о, деанон на фесте
с меня как всегда, не больше чем шерсти клок

3.40, Анжольрасу снятся эротические сны о Грантере Исполнение 2
Как обычно, почти все меня пронзили, но все равно


ну и второй клок
3.7 Анжольрас/Грантер, лезами, играть в "я никогда не"
оно запорото :с

@темы: les mis, фикло

17:17 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
хохо! я вернулась с дачи
дачу очень люблю, но без интернета быть не люблю :с

тут деанон на фесте, так что тащу свое
в кои-то веки флафф и смехуечки

Рррраз

Е/Р Анжольрас - владелец питомника для животных, Грантер - его работник

~2 300 слов


И еще, лезами в кутузке (5.30, 2)

Осторожно! Пьеса!

@темы: les mis, фикло

06:25 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
Бывает, что ты без ума от человека - ну или почти без ума; его идеи кажутся тебе потрясающими, увлечения - невероятно широкими и даже в чем-то принижающими твои собственные; непонимание друг друга кажется тебе твоей виной, твоей и ничьей больше - ты был недостаточно чуток, недостаточно гибок, ты мог бы научиться больше слушать и меньше говорить, чтобы не портить все; словом, это почти что обожание, в чем-то трепетное, сводится к низведению себя и возвышению другого.
Кажется, что ты стучишься в огромное стекло и тебя не слышат, но в этом твоя вина, во всех неполадках - твоя вина, и ты сам берешь на себя эту вину, добровольно; кажется, что этот удивительный, многогранный и непонятный человек никогда не станет тебе понятен, и ты, в общем-то безликое ничто рядом с ним. И это все больно и здорово одновременно, только, конечно, слишком много тоски в таком созерцании снизу вверх, когда ты сам загнал кого-то на пьедестал.
А потом оказывается, что это все просто очень больно и совсем не здорово; но это потом, когда твои глаза перестают быть закрыты огромным розовым фильтром, отсекающим все неугодное взору и поляризующим все в плоскость положительного.
Потому что когда этот трепет кончился, и ты вдруг в состоянии взглянуть на человека просто так, как на своего друга, как на другого человека, не стоящего на голову выше в твоей личной системе ценностей, то ты вдруг понимаешь, что все это недопонимание, которое так ранило когда-то, все эти мелкие несовпадения, которые ты старался заглаживать - что это все, на самом деле, свидетельства того, что вы абсолютно друг друга не понимаете. Что вы разговариваете на разных языках, что воплощение ценностей, которое ты в нем видел - это просто отчаянное нежелание видеть что-то еще. Как будто ты после долгой отлучки возвращаешься в любимый дом детства, в котором было тепло и светло, и вдруг понимаешь, что и дом-то скособоченный, и выглядит не так, как помнилось, хотя вроде все на своих местах.
И осознавать, что весь тот трепет был вокруг пустого места - это очень обидно. Понимать, что человек, которого ты, казалось, знаешь как себя, оказался почти что пшиком - это чудовищно. По крайней мере, никем значимым по твоим меркам.

Это я к чему. Да ни к чему особенно, просто уже почти полтора года прошло, а я продолжаю раз за разом совершать новые открытия о своей слепоте. И как-то до сих пор неприятно.

17:15 

Доступ к записи ограничен

_lumos_
Holy Potter!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:16 

Питер в мае и июне

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
Давно заметила: Петербург одушевлённый. Не верю ни в бога, ни в чёрта, ни в советскую власть, ни в какие-либо другие мистификации вплоть до гороскопов, но так морочить голову может только существо с искрой разума.
В мае и июне антропоморфность Питера особенно бросается в глаза. В это время в город приезжают сто тысяч миллионов туристов, а местные жители изо всех сил ищут, куда бы исчезнуть на неделю-другую. Всё потому, что Питер очень коварен.

Сейчас он вот такой.


Идёшь и слышишь в спину тоненький шепоток: не уезжай, останься, хочешь — утоплю всё в сиреневом цвете?


Читать дальше

@темы: Фото, Быт

05:57 

Доступ к записи ограничен

сандал.
everybody needs a reason why they run
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:29 

Доступ к записи ограничен

смайлинг серпент
badly injured man not done partying yet
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:41 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Очень правильно себя чувствуешь, когда половину второго ночи идешь на чердак с разводным ключом. Возможно, со мной что-то не так по жизни).

Вообще в организме начинает ощущаться острый дефицит нормального физического труда, и всякие ляляшки резцами по кускам березы уже особо не помогают.
Господи, дайте мне рубанок/циркулярную пилу/сварочный аппарат, на худой конец, дрель, и нормальную рабочую задачу.
В целом почти все вышеперечисленное пока лежит в соседней комнате, но мой список приоритетов как бы намекает - учи английский, специальность и психосоматику, читай книжки и планируй отпуск, хватит с тебя ежедневного кидания батманов и прочего экзерсиса.
В крайнем случае - упала-отжалась, как обычно.

Зато - зато что, черт возьми, может быть прекраснее майских вечеров (ладно, ладно, к каждому состоянию погоды я выдаю что-то подобное, тем не менее, конкретно сейчас все так) - наступающее самое светлое время города, предчувствие легких и светлых белый ночей (сторица за всю темноту каждый раз бесконечной зимы). Гуляю каждый вечер, совершенно невозможно остановиться, и вода - как же везде пахнет водой. А когда выходишь на набережную Невы - и вовсе как будто ныряешь в прохладный залив. Вечернее солнце, окатывающее город самым теплым, явственно-золотистым светом - кажется, самое спокойное состояние красоты. Корабли вдоль набережной - пассажирские по одну сторону и грузовые по другую, ровная и спокойная глазу линия красоты зданий по обе стороны, которую венчают подъемные краны верфей и горизонт, который - ты просто знаешь - там бесконечен.
Я играю в одно из любимых развлечений: представляю, что вижу все это в первый раз, и мне кажется, я просто умерла бы тут же, как приехала бы сюда, только бы никогда не уезжать.

В створе Пряжки поселился соловей, и поет вечерами, я чуть меняю маршрут до дома и прихожу его слушать, подолгу смотрю на воду или читаю, пока догорает закат и еще с полчаса после (уже почти белые, да). Еще одно, что я старательно пробую запомнить - соловей, светлое послезакатное небо и уже включенные нелепо фонари, желто-золотистые блики на сводах железного моста, чайки и высокая трава за спиной.

Очень много того, что я запоминаю тщательно и откладываю в мою сокровищницу красоты.

На Удельной сплошная черемуха и вишня, деревья с ног до головы белые, а Сосновка, как обычно, почти никому не нужна, и можно сидеть под деревом в кусочке леса посередине города, смотреть на белок и красноватые стволы сосен, дышать и практически физически чувствовать, как утекает напряжение из коры головного мозга, как будто разжимаются напряженные до боли мышцы, а в спертых комнатках серого вещества открывают настежь окна.

Попадаю под ливень, крупные капли зарываются в волосы, думаю, что наверняка в этот момент Рос тоже на улице, в каком месте Питера она бы ни была.

Я не знаю, как описывать конец мая.
Вообще ничего не знаю)

00:07 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я запоминаю.

Вечер, пустой сквер, оглушительно пахнет маем, надо мной расцветает каштан, у красного японского клена журчит фонтан. Фонтан освещает луч машины реанимации, внутри два врача что-то делают с незнакомым телом на кушетке.

Я запоминаю.
Мне без одного лета двадцать пять, пахнет маем, работается снова легко и споро, мы с Аланкуном собираемся через месяц на Дурмстранг братом и сестрой.
Спорим с мастером, выбираем род и имена, лепим квенту, ищем билеты.

Я не знаю, как обычно придумывают персонажей.
Сначала я ловлю ощущение. Сжатый тугой комочек энергии, вокруг которого будет лепиться персонаж. Аккуратно прощупываю его, тихонечко расширяю. Очень важно не упустить. Потом долго выбирается имя, на которое я поймаю этот комочек, который постоянно норовит ускользнуть. Потом вокруг конденсата сущности возникают мазки. Мелкие детали, незначимые, казалось бы, кадры из жизни, но до мелочей четкие. Вот она бежит по лестнице. Вот сидит в углу, зло и сосредоточенно нахмурив брови. Вот кладет голову на колени матери и слушает ее голос. Вот ее в чертову рань будит брат. На самом деле, все, что я буду придумывать потом - детство, события, характеры родителей, какие-то ситуации - то, что в целом и составляет квенту, будет всего лишь визуализацией, переложением на действия этих картинок. Картинок, которые - тот самый немного развернутый комочек энергии, который я нашла вначале. На самом деле я могу уложить каждого из моих персонажей в несколько кадров. Вернее, их этих кадров они и появились.

Я пытаюсь вспомнить, как это было, когда мне было 16. Я пытаюсь представить, как было бы, если бы в 16 для меня была хотя бы одна рука, за которую я могла бы взяться, хоть одно плечо, в которое я могла бы уткнуться и хотя бы один человек, за которого я могла бы заступиться.

Я замираю между фонтаном и машиной реанимации и запоминаю.
Сейчас тот редкий момент, когда я вдруг допускаю, что все может получиться. С игрой, с летом, с работой, с этими прекрасными людьми, с хотя бы одной из двух моих великих мечт. Я запоминаю этот момент, когда я в это верю. Даже в себя.
Наверняка все будет не так.
Но это тоже неважно.

Одна из самых крутых вещей, которые я приобрела - научилась не чувствовать себя виноватой.
Осознавать ошибки. Видеть недостаточность. Видеть, чего мне не хватает и что со мной не так - но не чувствовать себя виноватой.

Я стою между фонтаном и машиной реанимации, прижавшись к каштану, у которого я выросла. Я хочу запомнить все это, запомнить, как до кристальной ясности через меня течет жизнь, запомнить небо, которое не несется меня раздавить об асфальт и которому не надо сопротивляться изо всех сил.
Запомнить силу, которая клубится внутри не из отчаянья, не из сопротивления, а просто из-за того, что она есть.

Рядом со мной два врача пытаются откачать какого-то человека в машине, которая остановилась прямо посередине сквера. Я не знаю, кто этот человек и жив ли он все еще. Я не знаю, кем он был.
Но я желаю, чтобы все было правильно.
И иду дальше.

01:04 

Доступ к записи ограничен

happy seagull
pretty woman are you lonely just like me?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:18 

lock Доступ к записи ограничен

michi gun
и влетает добрая ракета
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:50 

lock Доступ к записи ограничен

Лейтенатор
Глазированный сурок
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:40 

матвей кайнер.
laughs but is really sad inside.


- слов недостаточно; они только царапают нёбо, они только пропитываются кровью из гортани;
стоит их выговорить, и тут же об этом жалеешь - они кажутся ущербными, не такими, неправильными.
- нет слов, чтобы выразить то, что происходит у тебя внутри.
- неудавшийся блицкриг советского союза, провальное нападение на мой внутренний перл-харбор.
- блеклый внутренний мир, даже не мир, нечто гораздо меньше - маленький бесцетный остров уайт.

- верните меня в цветной мир детства, пожалуйста.
- верните меня куда-нибудь.
- заполните пустоту во мне, пожалуйста.

- прошу вас, сделайте мне безразлично.


@музыка: common people by pulp.

@темы: в нашем шапито страшно и темно, in vino veritas

22:10 

Доступ к записи ограничен

Dva-Stula
Nigga is mad I get more butts than ashtray
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:19 

lock Доступ к записи ограничен

michi gun
и влетает добрая ракета
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:04 

lock Доступ к записи ограничен

michi gun
и влетает добрая ракета
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:09 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ну и я как обычно уже обо всем однажды писала)

Если долго и самозабвенно работать, быть по большей части добрым, упрямо нащупывать свою и только свою дорогу впереди, так же упрямо искать и когда-нибудь обязательно находить самых своих людей - в конце-концов для того, чтобы быть безоговорочно принятым миром и быть в покое и радости, нужно будет совсем немного.
Чтобы в комнате было светло.
Чтобы вода была вкусной.
Чтбы книга была хорошей.
Чтобы музыкант играл.
Чтобы земля и трава были рядом.

Мой дорогой друг, мы не виделись тысячу лет, нас обоих здорово потрепало, право слово, но мы светлые и смелые.
Много лет назад мы шутили: возможно, люди - то, во что они верят.
Теперь я думаю, что это во многом так и есть. То, во что мы верим - каждый немного в свое - все ярче выступает в наших делах, жестах и лицах.

Что будет с нами еще через десять лет, друг? Мне больше не страшно. Оказалось, мы ничего не терям. Оказалось, действительно меняется только качество. Оказалось, с каждым годом становится легче, хотя и очень трудным путем.

Но мы смелые, и нам не страшно.
Береги себя, друг.

outlaw’s lullaby
I have lived most of my life surrounded by my enemies.
So I would be grateful to die surrounded by my friends.


засыпай, мой сынок, а покуда ты спишь, вдали
одинокое деревце высится из земли
глубоки его корни, ветви его крепки
у мерцающих крон — цикады да мотыльки

засыпай, моя дочь — в неприступных крутых грядах
под ночною землей твой сон стережет руда
глубоко-глубоко, не достать ни одной норе
посреди темноты — черный порох и акварель.

станет дерево крепкой мачтой, руда — рулём
станут вместе они стремительным кораблем
он пройдет много шрамов, стычек, путей и бед
чтоб потом, потерявшись, как-то попасть к тебе.

засыпай, моя дочь. а покуда ты спишь, учись
видеть боль, погибать за правду, искать ключи
находить своё сердце в звездных пустых морях
понимать и прощать, ни слова не говоря.

засыпай, мой сынок, помни это, сынок, и спи
смерть находит одну, но бежит от десятка спин
и каким бы ты ни был странным, чужим, другим
не бывает того, чтоб тебе не нашлось руки.

засыпай, засыпай. где-то там, у другой черты
спят в далёких домах такие же, как и ты
и не знают о том, что вдали, в световых годах
не видны никому, ждут их дерево и руда.


(с) Джек-с-Фонарем
URL записи
запись создана: 05.05.2015 в 21:43

20:17 

lock Доступ к записи ограничен

o is for Ophelia
гипермаркет любви.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

гнездо

главная