17:24 

День, когда кит вернулся

Парасоль
все состоит из магии и кирпичей
Помните чудесную историю, как мальчик встретил кита? Оказывается, совсем скоро выйдет книжка-продолжение, где действие происходит зимой, но неизменными остаются мальчик и кит, маяк и 10 кошек авторства Бенджи Дэвиса.

@темы: маленькие радости, картинки

01:35 

sero venientibus

udemia
гной душевных ран надменно выставлять на диво черни простодушной (с)


на этой картинке сибил тянет руки вверх, привстает на носки и кружится на месте, и кружится, взявшись за длинную паучью ногу. у нее длинные расклешенные брюки и длинные кудрявые волосы. у нее за спиной длинный синий блик режет зеркальную стену гаража.
мы долго идем по газонам и деревянным настилам – и я подаю ей руку – и мы подходим к мамочке с другой стороны.
длинный синий блик режет зеркальную стену.
мы входим под купол, и музыку перестает быть слышно.
слышно сибил – у нее гладкое напудренное лицо, подведенные глаза и красные губы – и мне так обидно, что этого никто не увидит, что я отпускаю ногу мамочки и сажусь на землю под ее животом.
длинный синий блик режет стену.
мы говорим красивую чепуху, и она кладет руку мне на голову.
— создать что-то такое можно было только от очень большой любви.
не создать что-то такое можно было только от очень большой любви.

читать дальше

@темы: careful with that scream, музыка, налей себе ещё немного экстраверсии

21:52 

мистер Уайт
We had found the stars, you and I. And this is given once only.
обожаю это.
22.11.2015 в 12:30
Пишет Эртебиз:

лекарство против тоннельного сознания
От чтения столько всевозможной пользы, что даже начинать говорить об этом странно, но есть один момент, который лично меня больше всего радует.
Когда ты вчитываешься в роман, скажем, то автоматически смотришь на мир глазами автора/глав.героя, причем часто с необычной стороны (другая страна, эпоха, условия, гендер, все на свете). Это радикальная смена точки зрения, по сути. И если ты читаешь много - и разное-разнообразное, то ты поневоле тренируешь свою социальную толерантность/гибкость, сам того не замечая, расширяет себя, предотвращаешь развитие тоннельности сознания. Не застреваешь в окаменевших убеждениях и рамках. Сегодня ты смотришь на мир глазами пьянчужки Буковски, завтра - сексиста Миллера, нищебродствующего в Париже, послезавтра - нестабильной и интеллектуально изысканной Вирджинии Вулф, после-послезавтра - шляющегося по современному Нью-Йорку Каннингема, а потом все это полируешь эмоциями депрессивной Эдны Сент-Винсент Миллей. Да, все они рассказывают истории, и это тоже круто, но еще круче - вот это временное заселение в другого человека и наблюдение за окружающей средой его глазами, сквозь призму его психики, культуры, убеждений. Идеальный способ тренировки мускула лояльности.



URL записи

@темы: перепосты перепостов, любите книги. пусть это старомодно, но всегда взаимно.

12:07 

Доступ к записи ограничен

Шкав
я твоя не первая. ты мое то самое.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:52 

Доступ к записи ограничен

сам себе тайлер
der steppenwolf
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:48 

lock Доступ к записи ограничен

Безумная Сумасшедшая
an invisible crown of glorious purpose
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:22 

Доступ к записи ограничен

сам себе тайлер
der steppenwolf
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:38 

qilla
И в пролёт не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа.(с)
Наткнулась на замечательные иллюстрации к детской книге "The storm whale". История, конечно, не про маяк, а про кита, но всё равно очень захотелось поделиться. Автор и художник Benji Davies.



+ ещё 6

@темы: счастье есть, маленькие радости, картинки

01:36 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Слушай, друг, как здорово быть взрослой.

Лейтмотив моего существования последней пары недель.

Как здорово быть взрослой - думаю я, засыпая, свернувшись калачиком на двух креслах в автобусе, который едет через ночь в Таллин, и мое сердце обдает горячая счастливая волна. Как здорово, как здорово.

Как здорово быть взрослой - думаю я, допивая чашку кофе (как обычно - американо со сливками и корицей) в привычной и любимой кофейне. Ставлю на стол, выпрямляюсь, тонкая, гибкая, сильная и - взрослая, и быстрым шагом лечу на работу - как всегда, по четырем набережным и через Неву любимым мостом.

Как здорово - выбирая в магазине книгу, которую унесу с собой на домашнюю полку, прихватывая, как обычно, немного канцелярских в придачу.

Как здорово - сворачиваясь клубком на кухне у друзей, где вокруг говорят, спорят, смеются, а тебя укрывают одеялом, наливают шампанское и чай, и ничегошеньки от тебя не требуют.

Как здорово - устраиваясь вечером у электрического камина в любовно обставленной своей комнате, отпивая имбирный пуэр из кружки - семь сортов глины, которую лепила и шлифовала прополисом белокурая пожилая женщина с добрыми глазами в небольшом латвийском городе.

Как здорово - держась за сильную, уже привычную рядом руку, не боясь, не сомневаясь и ни о чем ни жалея.

Слушай, из какой же боли, неуверенности, страха, из какой неопределенности, из какого бесконечного неверия и неуверенности, из какого горя, из какой зависти и боли все это выросло.
Было выращено.

Слушай, всего каких-то - сколько? - лет назад - этот дикий напряг от того, что ошибешься, что не справишься, что, в конце-концов, понятия не имеешь, куда идти и кем быть, куда тыкаться в этой непонятной и страшной жизни - ты же все испортишь, все обязательно испортишь, растеряешь, потеряешься.

Как сначала все больше высвечивалось и формировалось понимание того, "как", а потом уже и совсем невообразимое - того, "что". Как уходил мрак и страх, как рядом один за другим возникали люди, о которых и не мечтал.

"Как здорово быть взрослой", - восхищенно повторяю я в своей голове, в очередной раз обнаруживая себя в мире и поражаясь, как велика мера свободы. И внешней, и - главное - внутренней.

Смотри-ка, а нас так пугали взрослением, друг.

01:08 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Хожу по улицам и не тороплюсь. Смотрю на воду и как переливается иней на листьях.
Слушаю умных людей в интернете и вживую.
В мою голову постепенно возвращается текст.
Мне надо передохнуть.

Меня уже столько раз спросили, почему я ушла, что когда-нибудь я напишу об этом. Пока я отвечаю, что из-за больной спины. Это правда, но на самом деле только форсировало уход.

Я по-прежнему люблю свою редакцию бесконечно, а своих главреда и глав-главреда - тем более, но время разбрасывать камни и время собирать камни, все дела. Всю жизнь я учусь выбирать главное-главное из всего - кажется - равнолюбимого, и без сожалений расставаться с остальным.
__________________________

Мне очень часто кажется, что я некорректна в том, что пишу сюда в основном только хорошее-хорошее. Это все очень уплощает и искажает. И еще иногда меня ставят в тупик некоторые фразы и вопросы, которые я слышу от моих постоянных читателей.

Важное.

00:34 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
А потом ты выходишь ночью во двор, и внезапно ощущаешь космос над своей головой и Землю, которая несется вместе с тобой под этим самым асфальтом.

За год и пару месяцев работы в моей дорогой редакции я стала прямее, жестче и смелее. И лучше соображать тоже стала. Меня сложнее сбить с толку или запутать, и невероятно сложно запугать или купить - пока не удавалось. Во мне почти не осталось того, что называют пиететом - только равное уважение, если есть на то причины.
А еще я верю в себя больше, чем когда бы то ни было. Куда больше.

Я не знаю, что из всего этого выйдет, но грядут перемены).
Храни нас, Боже.


13:21 

Доступ к записи ограничен

шлимазл
girl with a lesson plan
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:34 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Люблю время на лицах. Чем белее волосы, чем разнообразнее и богаче морщины, чем светлее выцветающие глаза - тем больше вечности в человеке. Время льется из них, накопленное время - только подставляй ладони.

Чем глубже, характернее неповторимые борозды - тем больше в человеке человека. Тем шире раскрывается каждая отдельно взятая вселенная.

Молодежь не так интересна - радостна, жива, еще только болванка, только-только начинает обрабатываться. В первую очередь - ими самими. Но с каждым десятилетием - все филиграннее, все индивидуальнее узор и тональность.

Лучшие постепенно превращаются в музыкальные инструменты. Звучат на гране слуха все яснее и чище, обволакивают.

Бесконечно восхищаюсь возрастом, восхищаюсь старостью.

Городов, гор, деревьев, людей.

18:27 

Доступ к записи ограничен

сандал.
мр?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:03 

lock Доступ к записи ограничен

Капитан Козетта
Если так случается только в сказках, значит, только в сказках нам стоит жить.©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:45 

lock Доступ к записи ограничен

сам себе тайлер
der steppenwolf
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:41 

Доступ к записи ограничен

сандал.
мр?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:31 

lock Доступ к записи ограничен

Элайджа Бейли
мне просто охота кому-нибудь ебало откусить
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:36 

lock Доступ к записи ограничен

большой кусок доброго пирога
школа чарогейства и волшебства
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:47 

сирокко и вереск
Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ну что еще было?

Вот мама притаскивает в комнату здоровый белоснежно-красный букет (в листьях бадана!) с утра и заговорчески сообщает, что подарок будет позже.

Девятнадцать лет, Воннегут - "Смысл человеческой жизни — только в том, чтобы любить тех, кто рядом с тобой, кто нуждается в твоей любви".

Вот я валяюсь в кровати бесконечно, часами, как никогда не валялась (господи, как же я устала-то, что столько валяюсь, думаю).

Двадцать один год. Аквариум - "Да мы ж из серебра-золота, что с нами станется".

Вот - спускаю велосипед с обрыва на канонерке, раскладываю на песке пенку, достаю любимый шерстяной плед и термос чая с виски и специями. И долго-долго смотрю на раскинутый залив, в мое море, на проплывающие баржи на пляже, который сейчас никому, кроме меня, не нужен.

Двадцать лет. Светлакова - "Мы сидим здесь, в аудитории, и ля-ля-ля. В то время, как кто-то варит железо, ведет "Сапсан" в Москву... И за эту внутреннюю свободу созерцания мы несем огромную нравственную ответственность"

Вот - родители дарят мельницу, которая приехала прямо из Ла-Манчи, еще не до конца собранную - крошечные кирпичики, тоненькие реечки для крыльев, еще не разрезанный шпон для крыши. Отец тайком собирал ее трое суток и все равно не успел. И деревянный ящичек с инструментами для мелкой работы по дереву.

Двадцать три года. Хёг - "Это такой способ жить, когда смерть все время рядом, и тем не менее всегда много сил, энергии и сострадания".

Вот - сижу вечером тихонечко у Кары с Графом на подоконнике, говорю негромко, как вдруг - звонок в дверь, а там внезапно мои дорогие и торт с зажженными свечами. И говорить, и смеяться, и гитара, и кальян, и любить очень сильно.

Семнадцать лет. ДДТ - "Храни меня среди огня, мой светлый звук - тебе, мой друг. Ты кормишь хлеб, ты веришь в соль, и легок крест, и прост пароль. И если даже я на дне, любовь, подумай обо мне.

Вот - на гранитном спуске недалеко от Спортивной мы с любимыми коллегами свешиваемся к самой Неве, и, один за другим, плывет по темной ночной воде белоснежная флотилия бумажных корабликов с пожеланиями.

Школа. Бредбери. – Том! – И тише: – Том… Как по-твоему, все люди знают… знают, что они… живые?
– Ясно, знают! А ты как думал?
– Хорошо бы так, – прошептал Дуглас. – Хорошо бы все знали."


Мне двадцать пять, мне кажется, что знаю, чего я хочу, вокруг меня удивительные люди, я немного умею делать слова, мне не страшно, я начинаю утро с экзерсиса и контрастного душа, я неплохо держусь в седле на самом норовистом жеребце.

Мне двадцать пять, местами я невероятная дура, я очень многого не умею, я неустанно бегаю в своей жизни по таким хлипким мостикам, что, кажется, гравитация подыгрывает мне, раз я все еще держусь на своей высоте.

Мне двадцать пять и я умею слышать свой камертон. Вокруг него можно строить что угодно.

я пришёл к старику берберу, что худ и сед,
разрешить вопросы, которыми я терзаем.
"я гляжу, мой сын, сквозь тебя бьет горячий свет,
-так вот ты ему не хозяин.

бойся мутной воды и наград за свои труды,
будь защитником розе, голубю и - дракону.
видишь, люди вокруг тебя громоздят ады,
-покажи им, что может быть по-другому.

помни, что ни чужой войны, ни дурной молвы,
ни злой немочи, ненасытной, будто волчица
-ничего страшнее тюрьмы твоей головы
никогда с тобой не случится

гнездо

главная